Rambler's Top100
яБЕФХИ МНЛЕП
   

Краско в красках

Всенародную славу актеру принес сериал ╚Агент национальной безопасности╩

Вряд ли нуждается в особом представлении артист Андрей Краско - человек архиобаятельный и открытый, по крайней мере, в день моего к нему визита в съемную квартиру на Петроградской. Вместо намеченного часа, я провел у него два с половиной, за которые он успел рассказать мне почти всю жизнь, поделиться мечтами (собственная квартира и новый автомобиль), с гордостью продемонстрировать коллекцию ножей, к которым он очень неравнодушен, и посетовать, что ничего пока в жизни не понял. За последнее время Краско снялся у Месхиева в сериале ╚Линии судьбы╩ в роли азербайджанца, у Хотиненко - фильм будет называться или ╚72 метра╩, или ╚Прощание славянки╩, где Краско стал командиром подводной лодки, и в шестисерийном украинском телефильме о журналистке - там он перевоплотился в оператора. ╚Характер выписан замечательно, - говорит с хитрющей улыбкой Андрей Иванович. - Это человек, которому лучше сидеть или лежать, он постоянно пьет пиво, не любит рассуждать и очень любит женщин╩.

- Детство у вас счастливое было?

- Детство было такое: папа и мама - студенты. Потом мама, филолог по образованию, стала воспитателем моего детского сада, а папа - молодым артистом. Я очень часто ходил на детские спектакли, где он играл, только ╚Принца и нищего╩ смотрел раз тридцать. Первый раз вышел на сцену в три года в университетском театре - воспользовался моментом, соскочил с маменькиных рук, выбежал на сцену, сказал: ╚А вот мой папа!╩ - и поклонился.

- Это и предопределило выбор профессии?

- В восьмом классе у меня были способности по математике и физике, но когда пошел в специализированную школу, то в течение первого полугодия стало ясно, что я ничего не понимаю ни в том, ни в другом. Как только пошли пространственные и трехмерные дела, зачатки геометрии Лобачевского - началась беда, и я понял, что можно и с ума сойти. И после школы отправился поступать в театральный, на курс к Владимирову.

- Завалились?

- Да, не поступил и пошел работать монтировщиком декораций в Театр Комиссаржевской. Год проработал и в 1975-м поступил, к моему счастью, к Аркадию Кацману.

- Чем приемную комиссию взяли?

- Да ничем. Сначала я третий тур не прошел. Потом одна из однокурсниц, которая тоже не поступила, поехала на дачу к Товстоногову. Не знаю, что она там делала, но он позвонил и сказал, чтобы ее допустили до экзаменов. Кацман и Додин ответили, что тогда они возьмут еще одного человека. Таким образом, меня вызвали с дачи, куда я приехал и начал уже в расстройстве пьянствовать.

- Почему вас по окончании заслали так далеко?

- Почти весь курс Романов (бывший в ту пору первым секретарем Ленинградского обкома КПСС) подарил Егору Лигачеву (тому самому, автору антиалкогольной кампании), который собирался у себя в Томске открыть ТЮЗ. Город, кстати, совсем не провинциальный - только высших учебных заведений шесть. Нам даже специальный трамвай выделяли, чтобы в театр возить, и давали талоны на усиленное питание. Я почти два сезона там проработал, а потом уехал на съемки. После заехал в Киев на недельку и остался на полгода - так, что меня даже во всесоюзный розыск объявили. Там у меня была жена - мать моего старшего сына Ванечки. Я ей помогал ставить курсовой спектакль. Сейчас она живет в Польше, работает в кинокомпании звукорежиссером. Это у них семейное - ее мама делала все фильмы Вайды, писала пластинки Анны Герман и Марыли Родович. Потом я вернулся в Ленинград, и мне Андрей Ургант говорит: ╚Приходи к нам в Ленком╩. Я пошел устраиваться, побеседовал с Опорковым - замечательный был режиссер, - стал репетировать ╚Кукарачу╩, играл в спектакле ╚Роман и Юлька╩, который собирал полные залы. Тут у меня подошла армия, ну этого я не шибко боялся - было договорено с тремя ансамблями, еще у меня была психушка - я в институте когда учился, лечился одно время в дневном стационаре. Был у меня, так скажем, нервный стресс, связанный с первым браком. И надо было всего годик отбегать, и наступал момент, когда меня уже по возрасту не брали в армию.

- Как же вы этого не избежали?

- Чурбанов прислал на ╚Кукарачу╩, который был первым в стране спектаклем про милиционера, высокопоставленную комиссию. В результате они составили отчет, под которым он подписался - ╚...поступки советского милиционера Тушурашвили по прозвищу Кукарача (исполнитель А.Краско) не соответствуют моральному облику солдата правопорядка и советского человека...╩ и так далее. Причем всю эту историю я узнал только спустя 12 лет из газеты ╚Совершенно секретно╩. Там интервью с Юрием Чурбановым (бывшим зятем Леонида Ильича Брежнева), и вопрос: ╚Вы когда-нибудь вмешивались в творческий процесс?╩ Ответ: ╚Никогда в жизни╩. И тут редакция приводит документ про спектакль. Благодаря этому, когда я вернулся из армии, меня не брали ни в один театр. Видимо, напротив моей фамилии в Управлении культуры стояла пометка ╚нежелателен╩.

- А где служили?

- Войска ПВО, на Севере. Сначала был командиром музвзвода, потом меня выгнали за аморалку в чистом виде. Освоил профессию - ленинские комнаты делать. Немереное количество я их произвел. Кроме того, на мне лежала вся учебно-материальная база, а еще бани катали для офицеров. Я быстро набрал себе нужную команду, делал с ней дембельскую форму и альбомы для сослуживцев. Ведь каждый узбек хотел уехать нарядным, а некоторым присылали на дембель тысячи по полторы рублей - при том, что зарплата в Ленкоме у меня была сто. Мы даже в столовую солдатскую не ходили, свой повар был. Уехал я оттуда в вельветовой тройке, в приличных сапогах, с хорошей сумкой - в гарнизонах это продавалось, а в городах нет. Даже офицеры не могли себе позволить купить кростюм за 300 рублей - бешеные деньги.

- Как же решили вопрос с работой по возвращении?

- Аркаша Коваль предложил поехать в город Димитровград. Там театр находился в бывшем купеческом собрании, зрелище было такое: на крыше росли кусты, на балконе дерево, внизу паслись козы - это была песня! С высшим театральным образованием нас было двое - я и Коваль. Проработал там сезон, потом пришел вызов на пробы от Мити Светозарова, и я уволился. А после съемок ╚Прорыва╩ все пошло наперекосяк, театры закончились, кино закончилось, и дальше в моей биографии были шитье штанов, курток, сумок, замешивание бетона на кладбище, продажа книжек и работа в автосервисе.

- В моменты отчаяния как спасались?

- Усилием воли. Нет, ну бывало, что и запои возникали.

- И сколько самый долгий длился?

- 20 литров.

- А по дням?

- Не помню, круглосуточно. Пытался бороться, к наркологу ходил - мало помогает. К сожалению, есть такой грех, я вот даже думаю в ╚анонимные алкоголики╩ записаться. Но при этом еще со студенчества я пьяный не играю. С похмелья бывает, но так, чтобы был выпивший перед спектаклем, - никогда.

- Как вы оказались в принесшем всенародную славу сериале ╚Агент национальной безопасности╩?

- Однажды позвонил другу детства, который писал сценарий, попросил написать что-нибудь для меня. Герой-то - Андрей Иванович Краснов - вообще прямая аналогия. Не могу сказать, что мы с ним похожи, но он настолько пользуется ╚особенностями национального русского характера╩... То есть, если можно не делать, то он не делает - все как полагается. У нас ведь как? Ты посиди, может, само пройдет.

- А что вас может в краску вогнать?

- Не знаю, так не сообразить, что-то, наверное, может. Разозлить может что-нибудь, изумление вызвать...

- И чему изумляетесь?

- Например, когда говорят, что Сорокин пишет порнографию. А я смотрю на экран и вижу в чистом виде порнографию, когда выступает Петросян или Степаненко. Это же разврат - людей низводят до уровня пещерного юмора. Я в изумлении, не могу оторваться, когда это вижу, у меня начинают волосы на голове шевелиться.

- Что для вас счастье?

- Не знаю. Периодически случаются такие мгновения, но, может, оно и к счастью, что мгновения. Вечное счастье бывает только у идиотов.

Кирилл Рейн.
Фото Славы ГУРЕЦКОГО и Юрия ТРУНИЛОВА.

<<< Назад
    Веб-редактор:
    Олег Паскевич     [email protected]

    Письма в редакцию:
    [email protected]

 

оПХНАПЕРЕМХЕ ЮБРНПЯЙХУ ОПЮБ: (095) 257-5747